Регистрируйтесь!

Регистрация даст вам возможность добавлять свой контент на сайт новости, статьи, фото, видео, вести свой блог, создавать группы писать комментарии и прочее. Сайту нужны копирайтеры, seo, помощь в наполнении и продвижении, сделай свой вклад. По всем вопросам работы сайта, а также предложения и замечания, направляйте райкому портала.

Мы будем рады, если вы поддержите портал



Вконтакте Одноклассники Твиттер Фейсбук

красный зелёный голубой

О влиянии ислама на ситуацию в мире (статья вторая)

О влиянии ислама на ситуацию в мире (статья вторая)
ПОЛНЫЙ АНТИПАРАЗИТАРНЫЙ КОМПЛЕКТ (НА 10 ДНЕЙ ЧИСТКИ). ЛИМОННО ЭВКАЛИПТОВАЯ ЧИСТКА

Приветствую вас, я Архангел Михаил.

Сегодня я хочу продолжить тему начатую в прошлый раз, посвященную исламу.

Сейчас тема мусульманства все чаще преломляется в темном свете, и на то конечно есть причины. Так как я являюсь основателем этой религии, в этой статье я хочу объяснить почему представители этой духовной традиции начали вести себя агрессивно по отношению к последователям других вероисповеданий. Надеюсь, что после моих слов читатель сможет найти для себя такую точку зрения, которая поможет ему видеть в мусульманстве светлое начало.

В прошлой статье я уже говорил, что создавая ислам я передал этой религии очень мощный импульс, с намерением чтобы в свое время она смогла занять лидирующее положение в мире. Сейчас мусульмане начинают действовать все активнее, отчасти это и моя ответственность. С другой стороны, я конечно не хотел чтобы эта активность вылилась в противостояния, а сейчас получается именно так. В настоящее время война в Сирии привела к еще одному отягчающему обстоятельству – переселению беженцев в Европу, вследствие чего возникают трения между коренными христианами и пришедшими туда мусульманами. Последствия этого переселения будут отзываться разочарованиями еще долгое время, и конечно я не желал этого. Однако причиной стала та же неуемная сила мусульманства, которая поддерживает активность своих последователей и питает их жизненной энергией. Вследствие этого беженцы, желая уйти с опасной территории, находя любые способы для переселения заполонили собой Европу. Было ли это частью моего плана? Отчасти это так, но к сожалению он искажен и перевернут негативной стороной, как и все остальное в социальном мире. Возможно, объяснив мои истинные намерения, я смогу показать благую основу такого события, которое хотя и пошло в нежелательном направлении, но при определенных условиях может сыграть и положительную роль.

Изначально энергия мусульманства направлена на то, чтобы эта религия став общепринятой, смогла поддержать остальные традиции в объединении. Конечно для этого ислам должен отказаться от своей радикальности и не оспаривать точки зрения других религий, а помогать им найти согласие. В прошлой статье я уже говорил, что мусульманское учение в своей основе намного более мягкое и созерцательное, чем является сейчас. Ближе всего к моему пониманию ислама пришли суфии, которые допускали возможность свободно трактовать изначальные каноны и размышлять о природе божественного. Такая свобода позволяет человеку мыслить творчески и не оказываться под властью жестких программ. Благодаря этому сила содержащаяся в исламе не захватывает своего последователя, а просто наполняет его.

Таких благоприятных результатов добивались многие суфии, они соединяли в себе особенную глубину духовного познания с активной жизненной позицией. Большинство же современных мусульман, к сожалению, не разрешают себе мыслить творчески, так как этого не позволяет эгрегор религии. В результате мусульмане начали действовать по инструкции и превратились в идеальных подданных этого учения. В некоторых случаях даже такая позиция может играть положительную роль, и так происходит в тех ответвлениях мусульманства, эгрегоры которых действуют весьма гармонично. Такие виды мусульманства, с моей точки зрения, стоят ближе всего к истокам, так как лучше остальных ответвлений проявляют энергию которую я хотел заложить.

Знания существующие в исламе – не главное, так как они являются лишь инструментом для вхождения в наилучшее эмоциональное состояние. В принципе, любой мусульманин может придумать свой стиль жизни, найдя собственные приемы для обретения  настроения заложенного в ритуалах и псалмах. Поэтому критерием истинности того или иного направления ислама стоит считать не правила которых они придерживаются, а те эмоции в которых чаще всего пребывают их последователи. Именно те направления, которые внутренне возвышают человека и помогают ему действовать мягко, смогли наследовать энергию заложенную мной.

С другой стороны, сейчас особую активность получает относительно новое движение мусульманства  - ваххабизм, которое называет себя истинным и действует агрессивно не только по отношению к остальным религиям, но и начало войну против других мусульман. Это течение имеет прямое отношение к группировке Аль-Каида и Исламскому государству, его действия также привели к войне в Сирии и дальнейшему переселению беженцев. Поэтому чтобы пересмотреть негативную точку зрения на мусульманство получающую сейчас распространение, нужно разобраться в намерениях этого наиболее агрессивного течения ислама.

Ваххабизм безусловно имеет связь с основным эгрегором ислама и даже поддерживается им, однако при этом сам эгрегор действует не по своей воле. Та часть эгрегора которая имеет отношения к террористической группировке, захвачена определенными силами, нашедшими возможность реализовывать свои интересы под эгидой мусульманства. Стоит отметить, что этот захват происходил постепенно в течение практически всей истории развития ислама. Например многие захватнические войны ведшиеся в средние века, также поддерживались этой сторонней силой, нашедшей возможность влиять на ислам. Как ни странно, сам эгрегор был не против таких проявлений, потому что обладал огромными запасами энергии, которую нужно было на что-то расходовать. Так как условий для гармоничного объединения религий тогда не существовало, то поток энергии буквально захлестывал ислам, и его эгрегор был согласен на любые меры, лишь бы только снять с себя часть нагрузки.

Захватнические войны в то время имели локальный характер, поэтому не оказывали серьезного влияния на развитие всего человечества. В чем-то они были даже полезны – произошло взаимопроникновение культур, вследствие чего ислам стал интернациональной религией. Я понимаю, что такой метод был совершенно негармоничен, но по прошествии веков эмоции улеглись, и широкое распространение моей религии могло бы создать основу для ее объединения с другими духовными течениями. Возможно, сейчас было бы самое время сделать подобный шаг, когда процесс глобализации позволяет начать культурный и мирный диалог между представителями разных религий. Однако захват эгрегора произошедший в средние века дал о себе знать и в настоящее время, разжигая новое противостояние, которое теперь началось на мировом уровне. Последствия таких конфликтов могут быть намного серьезнее, они способны перечеркнуть любые благие предпосылки, существовавшие ранее. Поэтому я вижу только один выход – поддержать другие религии в изменении точки зрения на ислам, и конечно найти возможность влияния на то его ответвление, которое вышло из-под контроля.

Поменять точку зрения о мусульманстве может оказаться проще, чем кажется, так как сейчас адепты этой религии начали стесняться своего духовного пути, когда им ставят в укор события происходящие в мире. Несмотря на агрессивные действия террористов-мусульман, большинство последователей ислама ведут себя мирно, и им конечно обидно когда их приравнивают к бандитам. Поэтому возможно, последователи более старых и спокойно развивающихся течений захотят осознанно отделиться от другой части мусульманства, ведущей себя агрессивно.

Как я уже говорил, этому поможет более свободное и легкое отношение к мусульманским принципам, когда человек сможет начать игру по трансформации своих религиозных устремлений. С одной стороны, такой шаг конечно будет отступлением от старых традиций, и возможно он приведет к развитию новой ветки ислама. Однако если последователи такого нового течения сделают упор на проявлении энергии которую они чувствуют в основе, то возьмут из нынешнего учения самое главное. Конечно вопрос в том, как сделать так, чтобы мировая общественность признала такую свободную форму ислама как основную, и скорее всего это не произойдет быстро. Намного проще сделать так, чтобы подобные веяния начали рождаться в тех ветках ислама, которые уже существуют, тогда мусульманам не придется ничего менять. Возможно, что на это пойдет та часть эгрегора мусульманства, которая не захвачена, стремясь сохранить свои позиции на уровне других религий.

Стоит добавить, что если какой-либо мусульманин действует по жестким канонам, то рано или поздно его сознание оказывается захваченным, а его эмоциональные проявления становятся более бескомпромиссными. Можно сказать, что захват эгрегора распространяется на все течения и на всех последователей, и все зависит от того, насколько то или иное сообщество мусульман подвержено желанию действовать слепо.

Те кто оказался особенно исполнительными и в то же время приверженными заявленным принципам, в какой-то момент объединились и создали ветку «истинного» ислама, а силы воздействующие на эгрегор убедили их в безапелляционной правоте своих действий. Поэтому от таких агрессивных проявлений не застрахованы и остальные мусульмане, если станут слепо подчиняться навязанной воле. Однако наблюдая радикально настроенных исламистов, они не желают следовать их примеру, и это их останавливает от слепого действия по тем рекомендациям, которые им предъявляются. Даже несмотря на то, что мусульманство буквально  требует действовать по инструкциям, многие современные последователи ислама сейчас начали сомневаться, нужно ли это. На такие размышления их наводят действия исламских террористов, и мирные мусульмане невольно начинают задумываться: «Кем же являемся мы на фоне этих людей? Чем отличаемся от них?»

Возможно, что сейчас самое время продолжить эти размышления, и конечно я буду рад, если каждый человек любящий эту религию задаст себе подобные вопросы. Я не хочу давать конкретного ответа, ведь одна единственная точка зрения опять станет инструкцией и исключит возможность мыслить творчески. Но в любом случае, ответом для каждого человека будет то, что он любит в этой религии. Для кого-то это может быть то легкое и возвышенное состояние, которое он ощущает заходя в мечеть, для другого ‒ свобода ощущаемая в протяжных напевах. Третий почувствует основу в той теплоте и понимании с которой относятся друг к другу многие мусульмане. В этих проявлениях разлита горячая энергия ислама, и хотя она же проявляется в противостояниях горяча кровь, она может быть и тихим огнем, поддерживающем самые теплые и дружеские отношения между людьми.

Может произойти так, что мусульмане оставят все ритуалы проводящиеся ныне, и не нужно будет придавать этой религии какую-то новомодную форму. Но главное, чтобы каждый последователь ислама перестал чувствовать давление эгрегора, связанное с необходимостью делать то, чего он на самом деле не хочет. Именно это давление приводит к тому, что человек пытаясь вырваться из сжимающихся тисков правил, начинает действовать жестко и агрессивно, часто сам того не понимая. Такое раздражение мусульман используется эгрегором религии для создания противостояний и ведения войн, и террористы являются ярким примером такого влияния. То есть нежелательный захват человека эгрегором ислама происходит постепенно, по мере того, как тот соглашается действовать не по своей воле.

Явным проявлением такого захвата стали организации вербующие новых адептов Исламского Государства, где происходит очень жесткая психологическая обработка. Такое воздействие обладает огромной силой потому, что поддерживается эмоциями всех людей входящих в это террористическое объединение, и эта коллективная энергия направлена на захват сознания остальных мусульман. Что-то похожее, но в намного более мягкой форме, происходит по мере повышения приверженности человека канонам ислама. Человеку кажется, что такой путь является естественным, ведь на это его вдохновляет эгрегор религии. Сейчас такой исход является единственно возможным, ведь по мере следования четким принципам и чтения одних и тех же молитв, программы ислама начинают укрепляться в сознании человека, и впоследствии сложно от них отказаться. Поэтому если ничего не предпринять, то эгрегор мусульманства продолжит захватываться посредством действий своих последователей, укрепляющих в себе старые программы.

Помочь может только одно – если в противовес классической точке зрения на ислам, связанной с необходимостью беспрекословного подчинения, появится еще одна, позволяющая людям рассматривать мусульманство свободно. Только так мусульманин может помочь сохранить баланс и себе самому, и всей религии в целом. Иначе потрясения которые происходят в настоящее время и связаны с Исламским государством начнут все больше захватывать остальные течения, даже если они не будут вмешиваться в противостояния. Им придется сопротивляться общественному мнению выстроенному против них, и внутренне ожесточившись они начнут действовать бескомпромиссно.

Возможно представители этих течений и не будут инициаторами войн, но если начнется война против мусульманства, то безусловно им придется себя защищать, и они назовут это святой войной, ведущей к освобождению. Вот здесь-то и кроется та ловушка, которую готовят силы некогда захватившие эгрегор ислама и желающие поработить его полностью. Они стремятся поставить мусульман в такие условия, когда им придется противостоять всему окружающему миру, и на этой почве все последователи мусульманства объединяться. Так как источником противостояний стало Исламское государство, то энергия этого объединения будет основной действующей силой внутри мусульманства, а следовательно произойдет полный захват религии.

Конечно это совершенно нежелательный исход, но я описываю его для того, чтобы люди могли понять для чего начата война, и в частности для чего организовано переселение беженцев в Европу. Все это ведет к необходимости мусульман защищаться, и возможно европейцы не желая делить территорию с гостями с Востока поднимут бунт и спровоцируют мусульман на насилие, так как тем некуда будет отступать. Если ничего не изменить в нынешней ситуации, то все к этому придет, и вариации могут быть только в масштабе потрясений.

Мусульманство может легко поддержать любого своего последователя в участии в боевых действиях, если оправдает это как необходимость защищать себя. Поэтому чтобы не произошло третьей мировой войны на религиозной почве, необходимо пересмотреть точку зрения мусульманства на агрессию. Пока джихад, то есть священная война, является нормальным способом решения вопросов для ислама, в будущем этот прием обязательно даст о себе знать и приведет к упадку этой религии. Ведь в таком случае мир расколется на две части, и мусульмане так или иначе окажутся в меньшинстве, и начнется их массовое истребление. Тогда и сама религия начнет восприниматься в крайне негативном свете, в тех же красках как сейчас относятся к идеологии Гитлера.

Возможно когда-то в самом начале намерения этого человека были светлыми, но вследствие захвата его сознания, его действия оказались настолько искаженными, что привели к кровопролитию. Искажение началось незаметно, поэтому сам Гитлер это заметил далеко не сразу. Например желая объединить весь мир, он провозгласил о существовании верховной расы, к которой должны были примкнуть остальные. Что-то похожее провозгласили представители Исламского государства, считая свою веру неопровержимо истинной и начав действовать с целью установить контроль над другими религиями. Ключом к началу противостояния, как в случае Гитлера, так и в мусульманстве, стала возможность ведения войны ради распространения идеологии. Но если мусульмане вовремя откажутся от такого сценария, то скорее всего сознание большинства из них сможет высвободиться от тотального захвата в тот момент, когда появится угроза для начала военных действий.

Скорее всего, мирные мусульмане не начнут войну сами, но их могут провоцировать условия в которых они находятся, в частности негативное отношение европейцев к беженцам и к их религии. В такой ситуации мусульмане могут начать негодовать и устраивать беспорядки, а общественное мнение сыграет не в их пользу, так как создастся впечатление организации еще одной террористической акции. Чтобы такого не произошло, нужно четко отделить религиозные отношения от общечеловеческих, не позволяя им накладываться.

Безусловно ситуация с беженцами произошедшая в Европе крайне накаляет обстановку, но спасением может быть здравый смысл, который поможет религиозным искажениям не влиять на настроение людей. В данном случае я имею в виду не только ислам, но христианство и другие религии, представители которых в прошлом уже воевали с мусульманами. Программа неприятия мусульман уже записана на уровне подсознания христиан, просто потому что существуют исторические свидетельства былых противостояний, а старые программы имеют тенденцию повторяться.

Решить эту проблему поможет новая точка зрения, благодаря своей простоте способная легко распространиться и сыграть положительную роль. Она заключается в четком отделении социальных вопросов от религиозных, благодаря чему люди не будут ассоциировать возникшие сложности с религией. Тем самым эгрегоры мусульманства, христианства и других верований не смогут влиять на сознание людей, заставляя их начать противостояние.

Возможно, провоцировать такую войну может не только ислам, но и другие религии, так как эгрегор каждой из них заинтересован в распространении своего контроля. К сожалению, война пока является самым простым способом захвата, и любые эгрегоры мирового масштаба способны пойти на это. Таким образом, исламу стоит провести разграничение между политикой и религией, помогая своим последователям видеть грань между повседневной жизнью и духовными устремлениями. Если этого не сделать, то мусульманину очень легко навязать ложную ценность священной войны, ведь ему будет казаться, что он отстаивает свои неприкосновенные духовные принципы. Но если религия обособится от политики и дисгармоничных социальных процессов, то мусульмане смогут сохранить чистоту своего восприятия. Их вера станет тем, чем и должна быть на самом деле – поддержкой в эмоциональном состоянии, которое станет им помогать в повседневной жизни.

В настоящее время мусульманство уже поддерживает своих последователей, и во многих случаях эмоции испытывающиеся людьми являются очень светлыми. Но когда мусульманин выходит из мечети и встречается с окружающим миром, включаются программы заставляющие использовать это ресурсное состояние для распространения захвата на других людей. Это происходит подспудно, и выражается в активности исламских проповедей, направленных на получение новых адептов, это также проявилось в использовании мусульманских принципов в политике и в построении восточных государств. Несмотря на то, что когда-то я сам закладывал возможность объединения религии и государства, сейчас я считаю такую тенденцию нежелательной. Возможно в будущем, когда ситуация в мире станет более спокойной, а ислам сможет проявить свою глубокую и нежную энергию, он действительно сможет поддержать государственный строй многих стран. Но пока происходит обратное – мусульманство действует из старых программ, приводящих к жесткой экспансии этой религии. Поэтому самое лучшее, если ислам позволит себе некоторое время вариться в собственном соку, не влияя на политическую ситуацию.

Конечно это не так уж и просто, учитывая что захваченная часть эгрегора ислама продолжит провоцировать людей на противостояния. С другой стороны, для этого достаточно ввести только одно нововведение, которое может оказаться очень логичным и даже спасительным. Оно как раз и заключается в возможности разграничить духовный мир мусульман от социального. Возможно, на уровне своего сознания мусульмане смогут сделать эту религию чем-то обособленным от остального социума, тем самым помогая ее эгрегору спастись от захвата. Вы усомнитесь – способен ли какой-либо эгрегор выйти за пределы социума? Конечно у эгрегора ислама не получится это сделать полностью, но возможно та его чистая часть, о которой я и сейчас готов говорить с восхищением, сможет сделаться независимой.

Речь даже не о том, чтобы мусульманство стало закрытой религией наподобие секты, ведь такое обособление также приведет к противостояниям. Такая форма мусульманства должна быть открытой, но отличаться особенной чистотой помыслов своих последователей. Как ни странно, сделать это достаточно просто, так как намного легче перейти из одной крайности в другую, нежели пытаться что то изменить в той точке, на которой стоишь. Например если сейчас мусульманство поддерживает своих последователей в радикальном настрое по отношению к адептам другим религиозных мировоззрений, то желая освободиться от захвата, последователь ислама сможет легко убрать из своего сознания эту старую программу. То же самое касается и точки зрения на священную войну, если мусульманин осознает ее разрушительное влияние на современную ситуацию, то пересмотрит и ее, взяв в качестве основы противоположную – непричинение боли. И хотя такая противоположность имеет не меньше ограничений, чем приемлемость священной войны, но на данный момент она поможет решить опасную ситуацию.

Конечно взяв новую точку зрения мусульманин не сможет действовать полностью гармонично, если находится в сложной жизненной ситуации, как произошло с беженцами. Но отменив возможность джихада, мусульманин оставит свои религиозные вопросы в стороне и позволит себе более спокойно участвовать в создавшейся ситуации. Возможно, если такая новая точка зрения получит свое распространение среди беженцев, то европейцы тоже смогут успокоиться и со временем найти общий язык со своими новыми согражданами. Опасность заключается только в том, что европейцы рассматривают пришедших мусульман как источник крайней опасности, а это мнение подогревается средствами массовой информации, через которые действуют силы поддерживающие Исламское государство, стремящиеся разжечь глобальную войну.

Если европейцы смогут взглянуть на ситуацию более здраво, увидев расхождение между информацией передающейся по новостям и поведением своих реальных соседей, то ситуация может успокоиться. Я уверен, что никто из беженцев не желает начинать противостояния, ведь в Европу они переселились потому, что не хотели участвовать в войне. Эти люди хотят только одного – мирной и спокойной жизни, и если они помогут себе стать более независимыми от эгрегора своей религии, то их проявления станут более мягкими.

Многие из беженцев сейчас полагаются на мусульманство как на отдушину, которая дает им необходимую моральную поддержку, и конечно такую тесную связь с религией стоит сохранить. Изменить стоит только те несколько убеждений, которые создают накалённую  обстановку, касающиеся единства веры и государства, а также возможности начала религиозной войны. Может случиться так, что беженцы оставшись верными своей религии, начнут требовать включения мусульманства в разряд общепринятых религий в тех странах, где они сейчас проживают. Безусловно, такой шаг является правомерным, ведь мусульмане уже составляют немалый процент европейского населения. Но если это повышение статуса ислама будет сделано в старых программах, то приведет лишь к противостоянию с католицизмом и другими вероисповеданиями. Причиной станет то же самое бескомпромиссное влияние ислама на государственный строй, и рано или поздно эта тенденция даст о себе знать.

Европейские же государства, со своим патриархальным укладом будут сопротивляться и стараться пресечь эти попытки, поэтому во избежание противостояний, старая точка зрения ислама на тесную интеграцию с государством должна быть пересмотрена. Ситуацию сложившуюся в Европе отчасти можно рассматривать как положительную, так как она способствует тому, чтобы мусульманство пошло навстречу Западу. Желая поддержать своих последователей переселившихся в Европу, лидеры ислама могут издать указы о возможности гармоничного сосуществования этой религии с другими вероисповеданиями. Благодаря этому ислам сможет занять достойную позицию в Европе, при этом не посягая на политические вопросы.

Так создадутся предпосылки для того, чтобы и сами мусульмане живущие на Западе стали разделять свою социальную жизнь и духовную. Может произойти так, что силами беженцев переселившихся на Запад возникнет совершенно новая форма ислама, способная воплотить те идеи, о которых я говорил в этих двух статьях. На самом деле, достаточно только начать благие изменения внутри религии, чтобы шаг за шагом эта вера становилась более гибкой и мягко настроенной к остальным вероисповеданиям. Возможно, тесное взаимодействие европейцев с беженцами исповедующих ислам может стать импульсом ведущим к началу таких положительных подвижек. Безусловно ситуация достаточно шаткая и она может выстрелить в любую сторону, и привести как к усилению противостояний, так и к началу мирного диалога между религиями и к дальнейшему их согласию.

Исходя из тех тенденций которые уже проявлены, намного больше шансов на усугубление ситуации, чем на ее выправление. Однако мы с вами вступаем в новое время, и на Землю уже начали приходить новые энергии, и я уверен, что среди этих вибраций найдутся такие, которые могли бы повести этот процесс по неожиданному сценарию. Такой благоприятный поворот может заключаться в том, что при поддержке новых энергий мусульмане сами захотят изменить свое мировоззрение и начнут искать истинную основу своей религии. Это теплое чувство до сих пор живо в эгрегоре ислама, и мусульмане легко смогут нащупать настоящую ценность своей веры, отказавшись от жестких принципов ограничивающих их. Благодаря этому сам эгрегор ислама получит поддержку и сможет высвободиться своей чистой частью из того захвата, которому он сейчас подвергнут.

Энергии ближайшего времени будут направлены на такую возможность, а значит люди исповедующие ислам получат поддержку для проведения такого пересмотра. Я приглашаю участвовать в этом пересмотре каждого желающего, кому близка эта вера и который чувствует в ней благое начало. Нет смысла искать новую точку зрения на ислам из головы, ведь на уровне логики эта вера выстроена очень жестко и не в пользу людей. Но на уровне чувств в ней легко почувствовать благое начало, ведь она является источником светлых эмоций для множества людей. Увидев эти проявления и сделав их главными в своем понимании этой веры, мы поможем эгрегору мусульманства провести свою трансформацию и освободить своих последователей от необходимости слепого подчинения.

В дальнейших статьях я продолжу тему ислама, чтобы поддержать всех желающих в позитивном взгляде на эту религию, и возможно вместе мы сможем развернуть ее мощный потенциал в благое русло.

С уважением к вам,

Архангел Михаил.

Поставьте оценку:
Рейтинг 0 (Проголосовало: 0)
Понравилось? Поделитесь с друзьями через кнопки социальных сетей!

Добавить страницу в закладки

0
56
Новое видео